мосты посредники

Ожидание Посредника. Тема о мостах заставила меня задуматься, что именно я хотела бы сказать. О чем? Выделить отдельные мосты и их достоинства или подчеркнуть недостатки металлических переправ?

Да и вообще -  что интересного можно написать о мостах, если источников информации более чем предостаточно. И поняла, хочется выразить мысли не менее ярко, созерцательно, чем красота и великолепие мостов мира на снимках журнала. Говорить о банальном «бревне через реку» столь вдохновенно, сколь и не менее воодушевленно повествовать о современном «стекле, упакованном в железобетон». А начать хотелось бы отрывком из романа Джона Гришэма__ «Завещание»:

         «…Мне принадлежат, и высотное здание из стекла и бетона, в котором я сижу, и девяносто семь процентов компании, которая размещена в нем, там, внизу, подо мной, и земля вокруг – по полмили в трех направлениях. А еще две тысячи человек, работающих здесь, плюс двадцать тысяч, занятых в других местах. Мне принадлежит трубопровод, проложенный под землей, по которому газ доставляется в здание от техасского месторождения, и линия электропередачи, которая снабжает дом энергией. Я арендую спутник, летающий на невиданной высоте, через который я некогда рассылал приказы своей империи, расползшейся по всему миру. Мое состояние перевалило за одиннадцать миллиардов долларов. У меня есть серебро в Неваде, медь в Монтане, кофе в Кении, уголь в Анголе, каучук в Малайзии, природный газ в Техасе, сырая нефть в Индонезии и сталь в Китае. Моя компания владеет другими компаниями, производящими электричество, компьютеры, возводящими плотины, издающими книги в мягких обложках, транслирующими теле- и радиосигналы через мой спутник. Мои дочерние компании находятся в большем количестве стран, чем я могу перечислить, полагаясь на память.             Когда-то у меня были все соответствующие моему положению игрушки: яхты, самолеты, блондинки, дома в Европе, фермы в Аргентине, острова в  Тихом океане, первоклассные автомобили, даже хоккейная команда. Но я вышел из того возраста, когда играют в игрушки.             Деньги – ширма, за которой прячется мое горе….»

 После таких слов невольно хочется взять длительную паузу, и кто знает, может, именно это и было бы правильным решением; все я же рискну и попытаюсь сказать столь искренне, сколь печально и отрешенно, но все же не без удовольствия, «несчастный» мультимиллиардер перечислял свои сказочные богатства утомившись от жизни, при этом сохранив надежду на последнее развлечение – завещание.

Деньги – без сомнения прекрасный атрибут, и их наличие гарантирует отличное настроение и определенную уверенность в завтрашнем дне не только вам, но и вашему портмоне, банковскому счету, кредитной карточке, а заодно и государственной казне в лице поборников налога. В поисках информации, связанной с мостами, мне довелось немало перечитать литературы, и вот что удивительно: практически ни один «утомленный» современный миллиардер не потешил себя столь незначительной игрушкой. Хотя ранее мостам принято было давать имена сенаторов, Святых и Великих мучеников. И если предположить, что сегодня некий Мистер Икс вдруг пожелает воздвигнуть подобную игрушку на собственные пожертвования, едва ли и он не удостоится той же чести. К тому же большинство сооружений предпочитают взимать мзду за проезд по мосту, так что хоть и не скоро, а деньги вроде бы должны возвращаться все тому же Мистеру Икс или его наследникам. Впрочем, огульно отрицать возможность наличия подобного альтруиста невозможно, потому оставлю тему хлеба насущного на Мосту в покое и затрону лучше ваши - а заодно и свои – чувства.

Что чувствует человек, оказавшись на середине моста в одиночестве? Первая секунда и первое желание – плюнуть в море, чего лукавить, отчего-то всему человечеству любопытен этот процесс. То ли на нас высота так действует, то ли отсутствие посторонних глаз позволяет нам немного шкодить, как бы там ни было, но именно этот порыв и это побуждение проявляется у человека на середине моста. Второе побуждение выражается монеткой. Принцип, как с фонтанами, через спину и подальше, чтоб наверняка, после этого вероятность возвращения в эти края гарантированы. Следом за монеткой в считанные мгновения нас накрывает волной третье чувство – паника; тревога. Вдруг мост рухнет? Почему я один? Отчего вокруг так тихо? Нервы напряжены, чувства оголяются, на этот раз мы испытываем настоящий страх. Вот и обнаружена новая боязнь – мостофобия. Возникшая ниоткуда фобия порождает цепную реакцию: слышать неслышимое – полет шмеля на берегу; чувствовать нечувствительное – невесомые облака на плечах; созерцать невидимое – туманная непрозрачность неба над головой. Раздраженные неведением посторонних запахов, озлобленные неизвестным ощущением вкуса, наши нервы оголены до предела, жуткий ужас сковывает наши тела, мир стал чужим и незнакомым, а порой даже враждебным. В испуге оглядываемся назад и видим – землю, остров спокойствия, гавань надёжности. Вид желанного берега успокаивает разыгравшееся воображение, наступает минута трезвой оценки, какой берег ближе, тот, что спереди или тот, что за спиной. Когда именно мы обманываемся, заблуждаемся? В момент, когда нас с головой проглотила паника или в то мгновение когда выяснили какой берег ближе. Хотя давно доказано – выбирается более длинное крыло моста. Как нам понять, что главную ошибку мы совершаем не в момент трусливого побега, мгновения, когда спешим покинуть одинокий мост. Наверное, никогда, пока не пополним ряды счастливчиков тех, кто оказался в состоянии обуздать разыгравшееся воображение, кто пересилил страх, преодолел испуг и, пережив панику, перешел в новую, следующую стадию чувств. Четвертое чувство – блаженство; умиротворенность. Сразу на смену панике нахлынуло состояние тихой ровности, уверенности, гармонии души с природным буйством красок, чувств, ассоциаций. Только блаженствуя человек в состоянии оценить истинную прелесть воздушного пространства. И вновь после этого мы жаждем более острых чувств, потребности воспарить над морем, зависнуть между небом и землей. Взлететь, едва касаясь, покрывала облаков, играючи коснуться неба и тихо опуститься на надежный мост, посредника двух берегов, посредника океана-неба. Но как только очнешься от дурманящего опьянения, видишь под ногами темные воды, кипящие волненьем волны. Где-то внизу смятение, а у тебя в душе спокойствие и равновесие, ты наслаждаешься последними минутами одинокого счастья, ибо на горизонте появились новые гости Посредника - люди, спешащие занять твое место на мосту. Наконец, с пятым последним чувством мостофобии ты возвращаешься на берег, это чувство чего-то потерянного, утраченного, чего-то недоделанного до конца, упущенного момента.

Как знать, быть может, нечто похожее испытывал герой романа, перечисляя несметные богатства, так и не обретя мимолетного чувства счастья. Да и, собственно, что такое счастье? Вопрос, конечно, риторический, но как же хочется получить на него ответ. Иные считают для себя огромным счастьем коллекционировать полотна Великих художников, кто-то чувствует себя счастливым во время просмотра драгоценных марок или редких монет, а кому-то для счастья достаточно мостов. Именно с таким человеком мне довелось познакомиться, благодаря его необыкновенной коллекции, я внимательно присмотрелась к мостам не повседневным взглядом, а пристальным и любопытствующим взором. Его коллекция насчитывает тысячи мостов: большинство из них, «местечковые бревна», другая половина из серии «знаменитых» мостов, третьи – «нашинские», мосты отчизны, и лишь единицы являются настоящими любимчиками. К любимчикам относятся сооружения, вызывающие не просто восторг, а чувство величия, могущества, демонической силы, и деспотичной уверенности. На таком мосту оказаться в одиночестве – настоящая пытка: здесь и гремучая смесь всех чувств одновременно, сдобно приправленная порцией адреналина, и проверка выносливости, сил, волевых качеств, да много еще чего неизвестного простому смертному. Как часто нам доводилось видеть незнакомые места на фотографиях и в первую секунду против воли влюбляться в дальние края. Одновременно с любовью испытывать робость, боязнь, недоверие. Мне помнится день, когда я впервые увидела снимок чилийской «Долины смерти». Сначала испытывала дискомфорт, скорее всего из-за названия, привычных суеверий, тем не менее, не отрывая взгляда, продолжала смотреть на снимок, прикрываясь саркастическими шуточками. Влюбилась! До чего же эти места царственны, божественны, великолепны, и сейчас, для того чтобы восстановить картину в памяти, мне даже не надо закрывать глаза, пытаться сосредоточиться. Картинка в деталях, в цветах, абсолютной копией отпечаталась в моей памяти, а воображение предлагает различные варианты аналогичных чувств реальности. Вспомнив об этом, я поняла, до чего же прекрасно коллекционировать то, что никогда не сможешь продать, подарить, чему не сможешь изменить и от чего никогда не отречешься. Со временем подобное хобби становится потребностью, и уже без допинга ты не в состоянии обходиться долгое время. И если это так, то куда лучше естественный адреналин и природная эйфория, нежели бледное подобие сладкого заменителя. Идея такого коллекционирования мне понравилась, понравились и мосты, только вот не испытав поочередно чувства и фобий, эффекта захлебывающегося восторга, я пока не уверена что хочу коллекционировать именно мосты. Однако начало моим поискам положено, и я надеюсь, что вскоре найду то, что по-настоящему окажется мне дорогим и бесценным. А пока буду надеяться, что возможно это все же Посредник двух берегов, двух сердец…

И чтобы это проверить, провела некий эксперимент. Являясь по своей натуре человеком импульсивным, и человеком настроения, я несколько дней выбирала любимый снимок. Сортировала пачку за пачкой, отбрасывала и снова возвращала снимки в стопку избранных, до тех пор, пока не выделила особенный, единственный из всей коллекции.                                                                                                          

На протяжении неопределенного времени я смотрела на снимок и пыталась прислушаться к своим чувствам. Как бы я охарактеризовала увиденное, будучи в настроении взрывного бодрячка или в утро меланхоличного безразличия; день взрывной фурии или утомленными вечерами с радостным пробуждением поутру. И вот что странно: то ли цвета на фотографии удачно гармонируют, то ли все дамочки расположены к романтическому преувеличению очевидного. Хотя не исключено, что первый взгляд лег на благодатную почву сантиментов, так или иначе, но теперь эта фотография всегда вызывала одну и ту же характеристику – чувство Ожидания. Пожалуй, это единственный кадр, с которым я полностью согласна: Мост – Посредник берегов и Судеб.

Посредник тебя и кого-то вдали, идущего тебе навстречу. Посредник чувств к тому, кого ты ждешь издалека, придет с моста иль он еще вдали на горизонте, где небо с морем в поцелуе слились. Посредник Алых парусов, возлюбленных Ассоль и Грея. – Посредник Ожидания любви

С легкостью представляю на снимке седовласого старца, застывшего неподвижным изваянием и лишь едва заметное движение губ выдает печальную истину, цель его пребывания подле Посредника. – Молюсь и Ожидаю…

Воображаю идиллию влюбленной парочки, медовый месяц молодых супругов, вышедших на закате дня к Посреднику с сокровенными, но тайными друг от друга желаниями. Крепко прижавшись и переполняясь взаимными чувствами, они верят в бесконечность светлого будущего. – Ожидание тайны…

Беззаботно играющих детей у кромки воды, пока родители наслаждаются великолепным закатом в погожий вечер, с надеждой ожидая, что очень скоро их дети вырастут, станут самостоятельными, и тогда пусть уже не молодые, но по-прежнему влюбленные родители взрослых детей отправятся в дальние странствия, познавать мир, и начнутся их путешествия с этого моста. – Ожидание странствий…

Представляется молодая женщина вышедшая перед сном на прогулку с любимым псом, и пока тот резвится на бесконечных просторах береговой полосы, женщина, присев на скамью, предается мечтам, известным только ей, но нам известно, что в ее мечтах присутствует ожидание, не требующее слов. – Красноречивое Ожидание…

Видится молодой мужчина, сидящий на берегу опустив ноги в вечернее море, подогретое закатом солнца. Отброшен в сторону костюм, распущенный узел галстука, швырнув небрежно на скамью портфель, а под скамьей валяются начищенные до зеркального блеска туфли. Спиной к фальшивой тяге лоска, уже в прошедшем времени довлеющие путы бизнес–одиночества, иссякла жажда обладать богатством, повелевать над миром. И в этом изобилии минута тишины, как будто бы затишье перед бурей. – Ожидание власти…

А главное, я не представляю этот мост, этот берег и вечерний закат без мужчины и женщины, супругов, прошедших бок о бок через всю жизнь, совместно прожив каждый пункт брачной клятвы: «…в горе и радости; в бедности и богатстве; во здравии и болезни; сохраняя верность друг другу и вечную любовь». Супруги как единый мост, Посредники их прошлой жизни, их настоящего и будущего многих поколений. – Ожидание неизвестности…

И кем бы мы с Вами не были, мы всегда кого-то, чего-то ждем, уповаем, надеемся и не теряем веры. Главное в том, что у каждого из нас – свое Ожидание, свои чувства, свое видение, неповторимая Роскошь личного ожидания.

                                                                                                                         Светлана Гойхман P.S.: И все же осталась некая недосказанность, недоговоренность. То самое пятое чувство, которое испытываешь, покидая мост. Благодаря Посреднику, я попыталась сделать первый шаг и, надеюсь, мне это удалось. Я не говорю «Прощайте», я тихо Вам шепчу: Ожиданию когда-нибудь услышать: «…Мне принадлежит и Бруклинский мост, и … Деньги – ширма, за которой прячутся мои…. Может быть – шутки?»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>