“Пользуйтесь, Вас не слышат!”

Автор книга № 1

Чудно! Сижу, рассуждаю о своей жизни, сама себя ненавижу. Интересно, как получилось, что я позволила себе исчезнуть? Исчезла как личность, да и  внешность блекнет, оставляя мираж былого далеко позади с каждым днем рождения.

Хотя мне повезло, родители одарили меня внешними качествами, которые с годами лишь раскрываются, как запоздавший подснежник вдруг пробуждается поздней весной, позабыв расцвести вместе с другими первыми цветами. С годами я становлюсь только красивее, стройнее, утонченнее, изысканнее, умнее. О! Как я себя так тешу, убеждаю себя, что я еще ничего, в самом расцвете сил. При этом моему сердцу милее образ симпатичной девчушки испуганно замершей на снимке. К макушке приложен бант в горошек, широкая молочная улыбка, я рада, счастлива, таким мне виделся мир тогда, а каким он мне видится сейчас? Ах! Да, на той фотографии определенно я…Так кто я? Если коротко, то я приехавшая много лет назад из провинциального городка в столицу, женщина, ровесница легендарной советской «Аленки», родители которой – Красный Октябрь. Правда моя дочь говорит, что Аленка сохранилась значительно лучше по сравнению со мной. Что ж я не возражаю, у Аленки еще молочные зубы не выпали, а я уже вставляю искусственные.

Кстати о стоматологах, попробовала я эту голливудскую улыбку. Боже Всевышний, это через какие муки пройти пришлось. Предварительная подготовка к этой улыбке, посадить заморскую рассаду в моей полости рта и ждать несколько месяцев пока приживется импортная красота в отечественной флоре. При хорошем уходе и правильно лечении – глядишь не за горами и первые побеги. Помню в день операции-посадки, надели на меня стерильную шапочку, а сверху повязали платочек, как бабушке. Ей Богу ни слова не вру, и как только положили в горизонтальное положение, в голове промелькнула мысль, ассоциативная: – репетиция у патологоанатома, с подтекстом – «Она пришла в этот мир, чтобы нагадить на Ваш рояль». Не хватало только ленточки на лбу, о чем я естественно сообщила вслух, нервный смешок доктора и как альтернатива, анекдот от врача. Встречаются после работы два друга, оба медики. Выходят они из клиники на улицу и первый восклицает: «Боже, как хорошо то, кругом живые, живые». А второй говорит: «И лица, лица, лица». Не знаю кому как анекдот, а мне смешно было, нервно хихикая в горизонтальном положении, я поинтересовалась у врача: «Мужчин тоже в такие шапочки-платочки упаковывают?» Вроде у них волос меньше, иногда и вовсе нет. А доктор отвечает: «С лысыми тяжелей всего, шапочка скользит. Приходится прибивать гвоздиками к темечку» – шутник. На что я заметила, что есть более гуманные способы, например, потереть лысину наждачной бумагой, я тоже «добрая», согласитесь. После операции, врач у меня спрашивает: «Как ощущение?» «Как после лоботомии через рот», – отвечаю я с перекошенным оскалом, будущей голливудской улыбкой. Действительно, как я могла себя чувствовать? Понятно, что в меня вкололи столько обезболивающего, что поставь они мне бивни слона, украшенные колючей проволокой я все равно не почувствовала бы. Но чувство появилось вскоре после того, как перестал действовать наркоз, это было похоже на кружок кройки и шитья, словно доктор в моей полости учился гладью вышивать батистовый платочек или тренировался шнурки завязывать. По всей полости – бантики, бантики, бантики…. Шарль Азнавур и Луи Армстронг я не могла произнести целую неделю, язык в бантиках путался. Одним словом, точная копия дочки Франкенштейна изнутри и снаружи.  Незадолго до «посадки», проводили подготовительную работу, сдабривали почву так сказать, так вот лежу я в один из «прополочных» дней, доктор лечит мне каналы. А у меня очередная ассоциация по поводу канала, канал для меня – это вроде Суэцкого, масштабная бесконечность. И этот географический водоем лечат тоненькой волнистой иглой, взад-вперед, взад-вперед и так минут двадцать, тридцать. А я лежу и думаю, когда же, наконец, закончится массаж зубов? Вообще-то с докторами мне повезло, один суров, но пошутить любит, а второй, главный врач, милый, нежный, кроткий. Говорит, словно шепчет слова нежности, в любви признается, зубы лечит – в жизни не почувствуешь и каждый раз: «Извините. Простите». Душка. Так и лежала бы в кресле, лежала и постоянно слушала как кому-то не все равно, что вам может быть больно.  Интерьер клиники «часы-зубы», сидишь  и про себя думаешь, какое счастье, что я не у того лекаря, у которого «лица, лица, лица». Так что теперь, когда я встречаю белокурую улыбку, я всегда представляю, через что прошел этот человек и искренне его жалею, впрочем, как и себя.          

Так вот, я хоть и не так хорошо сохранилась, как Аленка, но ей еще предстоит массаж зубов, а я уже посадила рассаду, осталось дождаться первых ростков. Кстати, не понимаю, почему «Красный» родитель Аленки  не сподобился пригласить на день рождения дочери ее подруг? Все-таки юбилей, могли бы взять и всех Аленок рожденных в этом году поздравить с их днем рождения хоть той же плиткой шоколада. Дешево, но приятно, миленько. Вы скажите не по капиталистически, а плевать, нам русским, особенно – советским (такой считают Аленку родители) благотворительность – бальзам на душу. Тем более я не думаю, что в тот год родилось много Аленок. Ну, сколько Октябрю пришлось бы потратить шоколада на день рождения, учитывая, что плитка шоколада сто грамм? Килограмма три-пять, это же капля в море, зато, сколько счастливых Аленок было бы в этом юбилейном году, опять же рекламная акция. Что это я за Аленкиных родителей беспокоюсь, их дитя, вот пусть сами и решают, как отметить день рождения своей дочери.

Визит в историю, теперь о главном, эта книга посвящена моим родителям. Я писала в форме монолога, и здесь нет вымышленной любви, только настоящая. Нет диалогов, придуманных мною от скуки или для пущего эффекта. Так же как нет кровавой мести: «око за око, зуб – за зуб», (но мысленно – ох! как же я мщу!). Поэтому, если Вы ожидаете  захватывающего триллера, закройте книгу, не томите себя пустыми фантазиями. Но если Вы все-таки не закрыли книгу, решили прочесть ее до конца, уже в скором времени надеюсь, увидите мою благодарность читателю. Ибо единственная цель этой книги, рассказать о моих родителях. Я также и не лишена желания добиться гордости мамы и папы за свою дочь. ( Глубокий вздох), Заветная мечта…Постараюсь не разочаровывать Вас, дорогой читатель! Сомнений нет, нам людям интересны истории знаменитых и популярных людей. Прекрасные фото-проекты, но лица по-прежнему одни и те же, с подтяжками и без. А между тем, (дабы не испортить имидж глазированных журналов, и уж тем паче не затронуть известных лиц), у «простого» народа, тоже немало историй. Говорю ли я о бабушке из глубокой долинки «Истории работницы, крестьянки» или имею в виду бабушку «коренную» москвичку в бриллиантах, зависит от Вашего желания услышать, прочесть.

2.

Итак, что мы, имеем к своему сорокалетию? Взрослая дочь, мне было столько, сколько ей сейчас, когда я ее родила, моя гордость, моя дочь, ровно пол плитки шоколада, пол Аленки, двадцать лет. Красивая девочка, умница, моя отрада. Ах, ну да я же мама, разве я могу сказать о своем ребенке плохо. Не поверите, могу. Могу когда есть что сказать. Например, мне не всегда нравится ее строгость, категоричность, хотя эти качества моей дочери присущи с самого рождения и я зачастую завидую ей в этих качествах. Мне всегда не хватало твердости в характере, я чаще мямля, чем человек с характером. Особенно в последние годы…

Задумалась, можно ли писать правду? Наверно да, ведь это касается моей личной жизни, или как всегда оправдываю себя заранее? Да именно так это и выглядит, но как говорится, из песни слов не выкинешь. Итак, за плечами три брака – неудачных? Боже упаси, нормальные браки, с историей.

Первый брак в восемнадцать лет просуществовал семьдесят два дня, развелись по обоюдному согласию. Мы и расписались, сами не знаем зачем. Сначала это было пробным забегом в магазин для новобрачных. Приодеться хотели – приоделись. Во второй раз появился азарт, а в третий это стало как хобби, подать заявление и оккупировать салон для новобрачных. В четвертый раз мой партнер по бизнесу сделал мне предложение на полном серьезе. Мое решение было очевидным – нет! Но вот беда или радость, кому как угодно, по мне – так не очень радостно, у меня, как у большинства людей в мире есть сестра. Она то мне и прожужжала все уши: «Выходи замуж, прикроешь свой позор печатью». Какой позор – не девственность? Ее я потеряла вместе с первой любовью, но уже в совершеннолетнем возрасте. Сейчас смешно об этом вспоминать, а тогда это маленькая деталь стоила многим девицам приличной репутации в будущем. И вот я мямля бесхарактерная отправилась в ЗАГС, но как оказалось, напрасно. Любви там и в помине не было, уважение – да, несомненно. Именно благодаря уважению к своему мужу, я развелась с ним. Тогда конечно он не понял моего геройского поступка, да никто не понял кроме мамы и папы, и вполне возможно он страдал по настоящему, но поверьте не долго, и в скором времени удачно женился во второй раз. Сейчас у него двое взрослых детей, опора и гордость папеньки, моего первого мужа.

Второй брак, это покорение вершины Монблан. Второй супруг, он же и отец моего ребенка, удивительный человек. В школьные годы за ним бегали все девочки школы (информации со слов кузины), но он не покорился, сохранив имидж загадочного парня. Учитывая значительную разницу в годах между нами, я слушала, как моя сестра поет дифирамбы этому светловолосому мужчине, а сама строила планы по завоеванию его сердца. Завоевать его оказалось не так уж сложно, сложнее было сохранить семью. Абсолютно разные взгляды на жизнь, требования, моральные ценности и вот мы в разводе, спустя год после рождения дочери. Формально через год, а официально я и не знала, что он только спустя восемь лет развелся со мной. К тому времени я была уже далеко от родного дома и строила жизнь с третьим мужчиной.  А мой бывший, второй муж воспитывал вторую дочь, от нового брака. Он, как и я жили каждый своей семьей без очередного штампа в паспорте. Но самое главное, что мы сохранили теплые отношения друг с другом, а наша дочь обожает своих родителей абсолютно одинаково и никого не винит за ошибку.

Третий брак, вот он, действительно мое главное недоразумение, к тому же самое длительное. Сейчас и он позади и десятилетнюю ошибку я вспоминаю не без чувства брезгливости, хотя больше равнодушия, безразличия. Это моя самая большая ошибка, виню ли я кого-нибудь за нее? Нет, конечно, хотя куда проще обвинить во всех грехах мужа, оправдать себя – любимую и зажить счастливо. Но нет, не все так отвратительно было за все эти годы. Но, как известно, одна подлость может перечеркнуть все самое хорошее и светлое, если это светлое вообще было и вы его не выдумали сами, как это было в моем случае.

3.

Значит, к этому часу мы знаем обо мне «Аленке», знакомы с  моей любимой и единственной дочкой пол-«Аленки».  Но кто я? Ведь не из яйца Фаберже я вылупилась. В конце концов, фамилия моя не Бабаевская, и дедушка с бабушкой не «Рот Фронт», так кто я?  Я поздний ребенок, не единственный (жаль), но последний и поздний ребенок моих любимых родителей. Вообще книга не обо мне, а о моих родителях. Их истории  удивительно трогательны, обе разные и не удивительно, что в какой-то миг, какую-то минуту эти истории, переплетясь, стали одной на двоих, но в то же время у каждого из них свой длинный путь, который они прошли один на один прежде, чем встретили друг друга. Их пути такие разные и в тоже время такие одинаковые. История папы будет считаться не до конца рассказанной, если не знать историю мамы и наоборот. Самое удивительное и самое дорогое событие в моей жизни, мама и папа, и еще дочка. Четыре года назад в январе ушла мама, а следом, в марте ушел папа, в тот год я осталась сиротой. В тот год я впервые повзрослела, я перестала быть любимой дочкой, мне не кому стало говорить: – мама, – папа, и не от кого было услышать – дочка. В тот год я потеряла себя и до сей поры пытаюсь собрать себя, новую. Я словно конструктор «Лего», разобрана по кусочкам, только в отличие от этого конструктора, ко мне нет инструкции по применению, не указан срок, за который можно собрать себя прежнюю, обрести себя былую, а новая тем временем еще не родилась. Прикрываясь за издевками над собой, постоянно высмеивая, опять же себя, я прячусь от жизни, к которой была не готова, я была ребенком. Прелесть позднего ребенка в том, что родительская любовь к чаду, безразмерная, но никогда и никто не готовит своих детей, не закаляет их перед встречей со смертью.  Вот и я оказалась беззащитной….

Рождение здорового ребенка всегда праздник. А если этот ребенок появился на свет у глухонемых супругов, праздник вдвойне. (Да-да, Вы не ослышались, мои мама и папа, глухонемые люди). Впрочем, будущие родители, Иван да Марья, не особо переживали за эту сторону здоровья ребенка лишь по той простой причине, что нездоровым он просто не мог быть. Болезнь, которая случилась с ними в их детские годы, не была наследственной, это произошло вследствие кори перенесенной в ранние годы -  у папы. А в маминой семье, здоровье детей подкосила скарлатина, в результате которой потеряли слух моя мама и ее младший брат, и мой крестный отец, дядя Коля. Я родилась, словно в противовес родителям общительным ребенком. Энергичная, подвижная, громкая, светло-русая девчушка звенела колокольчиком, порой даже слишком звонко. Меня было много, я заполняла собой любое пустое пространство, нередко проникая на чужую территорию, но что удивительно, никто не возражал против моего вторжения, как мне кажется. Неугомонность в возрасте «песочница-куличек» отразилась на многостороннем моем развитии и бурной фантазии, пополняемая из бесконечного источника детского сада. Милое, очаровательное создание я вызывала у педагогов дошкольного учреждения двоякие чувства. Глубокий вздох сожаления при ежедневном расставании и, тем не менее, жажда, потребность в отдыхе – их второе чувство. Это желание оказывалось многим больше, да и потом, личным, что и позволяло им спихивать меня ребенка с рук на руки, из группы в группу. Между тем моя любознательность не знакома с таким чувством как обида, пыталась познать как можно больше о смысле жизни, не по годам. Я утомляла вопросами соседей, родителей многочисленной орды своих друзей. Позднее, в школьные годы, стремление к философскому любопытству поутихло, уступая место удовлетворительной успеваемости, исключением был единственный предмет, оценка пять за знание русского языка и литературы. А проще сказать, мне не интересна была математика, физика, химия, но как советский ребенок, как все «Аленки», я обязана была знать школьную программу хотя бы на тройки. Я знала на слабые четверки, но эти отметки были шаткими, и только русский и литература имели -  твердую оценку отлично. Самое время вспомнить уроки физкультуры, на канат я так и не забралась, «козла» так и не преодолела, отжиматься я не умею до сих пор, бежать на лыжах и без – суетно и не интересно.  Пожалуй, из всех снарядов я подружилась только с «бревном». За мою склонность к бывшему «дереву» учитель ставила по физкультуре четыре, закрыв глаза, куда попадет, в четверть или год. Процесс моего развития протекал самым обычным, банальным образом, разве что с отклонениями на любовь и страсть к искусству. Долгие годы я недоумевала, отчего все начинали меня жалеть, как только узнавали, что мои родители глухонемые. Если бы сегодня у меня спросили, какой вопрос считаю самым глупым, я непременно ответила бы: «А как же ты училась разговаривать?», этот вопрос мне задавали на протяжении  долгих лет, впрочем, задают и сегодня (уникумы). И как же я училась разговаривать? Так же, как солнце встает каждое утро на востоке, а садится на западе. Так же, как птицы поют, не беря уроков музыки и избегая углубленного изучения сольфеджио. Хотя если исходить из принципа: «как-то же птицы учатся петь и поют?!», проецировать великолепного павлина с его чудовищным пением на меня в этом случае не стоит. Пою я … мысленно. Напомню, так как знание русского языка и литературы для меня были священным, да плюс еще природное красноречие, итого в результате, разговаривать я училась как-то.……А еще я была и есть сейчас нетерпимой к людям, которые с уверенностью выносят свое мнение о глухонемых людях, не имея ни малейшего отношения к ним, говоря о них как о злобных, жестоких людях. Откуда, черт возьми, у людей сложилось такое мнение? Стереотипное мышление, тотальное заблуждение «полноценного» человечества?

Боже Всевышний, да по земле стадами ходят полноценные люди готовые «покусать» первого встречного, только потому, что этому «полноценному» так хочется. И не важно, отчего и почему, главное хочется. А некогда фраза, произнесенная великим мудрецом, приобрела кощунственный смысл, произносимая из уст «полноценного», как жизненный девиз и одновременное оправдание поступку: «Не сдерживай порыв идущий от души». И не важно в чем настоящая причина «кусачего» нрава, встал ли он не с той ноги, или может, в шесть утра тревожным набатом позвонил в дверь почтальон и радостно сообщил, что перепутал номер дома и это не у него родился сын где-то на далеком Таймыре. А уже в семь часов, как только особь заснула вновь, в дверь ломилось предложение купить «бесплатно» косметику, а за это будет ему счастий в подарок, женские гигиенические средства. И вовсе ничего, что дверь открыл мужчина, а косметика женская, женщина тоже человек, значит, покупай, главное дешево, поэтому можно и в семь. И вот потом эта «полноценная» особь выползает ужом на улицу и давай «кусать» всех без разбора, выставляя на подмогу голливудскому оскалу локти, но главное в завершение всему смачно выплевывает пережеванное, прямо Вам под ноги. Плевать, что у особи проблема с воспитанием, главное, что особь «полноценная», не сдерживает свои порывы идущие от…

Простите, я попытаюсь освободиться от навязчивых образов, это мое желание, хотя  мысли наоборот носятся с навязчивыми образами, сравнениями, перескакивая с одного момента жизни на другой. Возможно, в своих словах я ненароком кого-то обидела, простите.

Продолжение книги………следует.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>